Plots in Moscow Yaroslavl line

Plots in Moscow Yaroslavl line

Узнай больше

МОЖНО ЛИ ПОЛУЧИТЬ РЕГИСТРАЦИЮ НА ДАЧНОМ

  На сегодняшний день возможна и постоянная регистрация на дачном участке в связи с принятием Постановления КС РФ от 14.04.2008 № 7-П «По делу о проверке конституционности Федерального закона «О садоводческих,...

Узнай больше
Чем опасен центр Москвы для горожан PDF Печать

Специалисты, изучающие московские недра, утверждают, что опасность для горожан представляют размывы в толще земли, так называемые "окна".

Выступая на научно-практической конференции, посвященной геоэкологическим и инженерно-геологическим проблемам развития гражданского и промышленного комплексов Москвы, специалисты говорили о том, как важны информация об изменениях природных условий, диагностика, прогноз, постоянный мониторинг, чтобы управлять теми процессами, которые происходят в земле.

- Все площади в Москве сегодня использованы, и это порождает серьезные проблемы, - рассказывает профессор РГГРУ Евгений Пашкин. - Осталось использовать только две координаты - подниматься вверх и опускаться вниз. Но эти процессы очень опасно взаимоувязаны, потому что резко усиливается техногенная нагрузка на литосферу. Проблемы возникают именно потому, что решения принимают не специалисты, а чиновники. И очень пугают две их акции в столице - строительство шестидесяти небоскребов и удвоение трассы метро.

Восемьдесят лет тому назад, когда в столице начали осваивать подземные недра, были приглашены иностранные специалисты. Многие из них отказались от участия в экспертизах. Но этого не побоялся великий русский ученый Федор Саваренский. Благодаря его исследованиям (а он провел целых три экспертизы, и одну из них курировали лично члены правительства Никита Хрущев и Николай Булганин) многие ситуации под землей успешно решаются. Есть знания и опыт, но проблемы все равно возникают из-за высокой активности строительства. На территории города, которая составляет 1000 квадратных километров, пробурено около одного миллиона скважин. Но для достоверной оценки территории, где на каждом пятачке земли идет строительство, этого недостаточно.

Самые уязвимые зоны в Москве, по мнению Евгения Пашкина, там, где есть размывы, так называемые "окна" или депрессионные воронки. Такая воронка возникла в радиусе станции метро "Арбатская". В начале 50-х годов прошлого столетия из-за воронки подвергся деформации корпус "Е" университета на Манежной площади. Разрушение претерпел и физический корпус МГУ. На строительстве станции "Боровицкая", где было пробурено 19 артезианских скважин и где почти полтора года качали воду, тоже возникла депрессионная воронка. Но насосные станции на "Боровицкой" работают до сих пор.

- Например, в Германии уже давно введен регламент на водопонижение, - говорит Евгений Пашкин. - Мы же создаем под землей огромные зоны аэрации. Надо законодательно закрепить требование к строителям - водопонижение на глубину более двух метров недопустимо. Должен быть сформирован ряд регламентов, ограничивающих техногенную обстановку.

Пустоты под землей создает и вибрация. Одним из ее источников является транспорт. К чему это может привести? Есть пример из недалекого прошлого. От подошвы фундамента здания Музея изобразительных искусств имени Пушкина как раз под Греческим залом на восемьдесят сантиметров оторвался грунт. Отрыв произошел на протяжении двенадцати метров. В Греческом зале возникли трещины, но надежный фундамент на этот раз, к счастью, выдержал.

- Сегодня надо сделать ставку на новые технологии, - считает профессор Евгений Пашкин. - Только это позволит снизить риск. При горнопроходческих работах следует исключить буровзрывные способы. Надо смелее использовать интеллектуальные технологии, например, проходческие комплексы с пригрузами, которые не дают осадок поверхности, исключают приток воды. Такая технология строительства становится независимой от геологии. И я просил бы правительство города при освоении подземного пространства сделать ставку именно на использование горнопроходческих комбайнов и новых современных машин.

Специалисты, участники научно-практической конференции были едины в своем мнении, что подземная среда изменяется в процессе хозяйственной деятельности общества. В результате вся центральная часть города, где интенсивно ведется стройка, подтоплена, и надо принимать срочные меры, укреплять фундаменты.

- Нам очень интересны результаты изысканий ученых, потому что нужно сохранить историческую застройку, малые реки, обеспечить экологическую безопасность, - сказала заместитель директора по экологии ГУП НИиПИ Генплана г. Москва И. Ильина. - Важно знать зоны риска и правила поведения в таких зонах, чтобы избежать катастроф и техногенных аварий.

Первые обобщающие работы с Геотрестом были выполнены в 1937 году. Их приостановила война, а затем они были продолжены. В 1950-х годах был выпущен атлас территории внутри Садового кольца, составлена геодинамическая карта, показывающая блочное строение всей территории.

Но, по мнению академика РАН В. Осипова, смещений блоков нет и говорить, что какое-то здание разрушилось из-за разломов в фундаменте, абсурдно. В то же время академик настаивает на том, что из-за эрозии древние врезы в земле стали более глубокими (до 40 метров!). Вот эти врезы, или подземные "окна", дают две проблемы: сложности и аварии, они заполняются водой и проявляются как плывуны. В качестве примера В. Осипов назвал аварию в Санкт-Петербургском метрополитене, где тоннель проходил как раз через врез. В такой же ситуации сооружался вестибюль станции "Боровицкая". Столкнувшись с плывуном, строители пытались откачать воду, но деформация здания Библиотеки имени Ленина заставила заморозить плывун.

В мае 1998 года провал произошел на улице Большая Дмитровка, где разрушились два здания. При изысканиях ничего не было обнаружено, а при проходке произошла авария, потому что на пути встретился врез притока реки Неглинной шириной тридцать метров, заполненный водой.

- Серьезная проблема с "окнами" связана с тем, что в результате эрозии разрушаются глинистые толщи, - сказал академик В. Осипов. - Через гидрогеологические "окна" идет загрязнение воды. Раньше на них никто не обращал внимания. Сейчас есть карта, на которой они указаны. Основные загрязнители - бензоколонки. Большинство их расположено как раз над "окнами", и они загрязняют землю.

Врез есть и на площади у Большого театра. Благодаря тому, что составлена карта эрозионных срезов, реконструкция исторического здания ведется уже с учетом "окна".

Из тех процессов, что происходят в толще земли, самые опасные три: карсты (карстово-суффозионные процессы), оползни и подтопления. Карстовые пустоты, наличие трещин опасны в основном для глубоких строек типа метрополитена. А вот провалы и оседания территорий одинаково опасны и на глубине, и на поверхности. По данным специалистов, в столице почти триста участков мелких оползней и пятнадцать участков, где оползни глубокие. Что касается подтопления, то 29 процентов территории столицы подтапливаются постоянно, а 38 процентов - сезонно.

- Важно оценить природные риски и знать, как правильно действовать в наиболее опасных местах, - сказал академик В. Осипов. - Риск надо минимизировать: сначала превратить склон в стабильный, а уж потом безопасно строить. Это можно делать везде, но надо учитывать затраты на снижение природного риска, на защиту объекта. Нужна культура освоения территории с учетом реальной оценки опасности, как бы эти затраты не были дороги.

Страница от 29.11.2021 17:07

 
��������� � �������� �����